Это непростительно!

О непростительных ошибках в личном брендинге и секрете безопасности «ебанатов».

Этот двухминутный фрагмент интервью Ксении Собчак о Тарантино — кейс, который демонстрирует, как работают важные принципы личного брендинга: люди простят вам все, кроме лжи, управлять ожиданиями — важно, и неидеальным быть безопасно. Нет ничего проще, чем поставить пятно на идеальном человеке. Намного сложнее запятнать того, кто говорит, что ошибаться и экспериментировать — нормально. Давайте посмотрим видео, а затем со всем разберемся.

 

Врать запрещено

Люди способны простить другим ну буквально все! Вспомните, какое количество грехов мы прощаем нашим музыкальными кумирам. Этим летом мы пели песни на концерте «Сплина» и лидера группы Александра Васильева, который, судя по всему, наконец сменил наркотики на алкоголь. Даже абсолютное зло — педофилию — Джексону ну почти простили, ведь он всегда казался уязвимым гением с израненной душой. Припомните нескольких своих кумиров: о каких темных сторонах их личности вам известно? И им простилось.

Но люди не прощают обмана. Когда публичный человек сказал глупость, то дурак он; но когда публичный человек декларирует одни ценности, а поступки говорят об обратном, то дура аудитория. Людей обманули, обвели вокруг пальца, аудитория — лох. Когда кто-то сделал глупость, ошибся, то это не страшно; когда ты лох — это очень неприятно. Насколько сильно человек верил, был очарован личностью, настолько же сильным будет разочарование в случае обмана. Сам поступок в этом случае будет вторичен, а крах ожиданий первичен: личность будут презирать с той же силой, с которой до этого ею восхищались.

Управлять ожиданиями — обязательно

Не важно что именно вы сделали, важно чего от вас ожидали. Как в любом сервисном бизнесе, брендинге, в том числе личностном, ключ к отличным отношениям с аудиторией — в управлении ожиданиями. Не обещать больше, чем ты можешь, а лучше обещать чуть меньше, а затем «переудовлетворить» клиента — отличное решение. Доставка в течение трех дней — это не проблема, это не плохо и не хорошо, а просто факт, условие сделки, как и цена товара. Но если обещали доставку в течение трех дней, а доставили за два — это приятный сюрприз. Доставили за четыре дня — уже разочарование.

Возвращаясь к личностному брендингу, давайте представим себе, что завтра становится известно, что публичный человек, находясь в браке, бесконечно изменял партнеру. Однажды Вуди Харрельсон рассказал журналистам о своих многочисленных изменах жене. «Есть новость погорячее?» спросили журналисты. «Мы любим тебя с твоей сексозависимостью и всем остальным», — сказали поклонники. У его сообщения нулевой потенциал для хорошего скандала, нулевая угроза карьере. А теперь представьте, если станет известно о многочисленных беспорядочных связях Андрея Садового. Это способно потрясти страну и даже поставить крест на его политической карьере. Сам поступок вторичен, сформированные ожидания первичны.

Еще один пример — голливудский продюсер Харви Вайнштейн и владелец Playboy Хью Хефнер. Когда миру стало известно о том, что Вайнштейн спал со своими подопечными, разразился самый крупный за последние годы скандал. Тогда как связь Хью Хефнера с моделями журнала — обратите внимание на фото: он привел на вечеринку девушку на поводке — не представляет особого интереса. Он заявлял, что любит секс, любит женщин, приглашал самых красивых из них в свою постель. Можно ли было попасть в журнал через постель Хефнера? Использовал ли он свое положение? Ну конечно! Только еще не известно, куда было попасть проще: в его медиа или его кровать. Раскрытие любых связей скорее добавило бы ему очарования в глазах поклонников. Вайнштейн — монстр, Хефнер — плейбой.

Неидеальным быть отлично

Честность публичного образа — страховка от кризисов. Закладывайте в стратегии свое право на ошибку. Быть идеалом сложно. На белом ставить пятна легко. Любую ситуацию можно объяснить, если публичный образ строится на основе настоящего человека, а значит, того, у кого есть недостатки и право пересмотреть свои взгляды.

К Квентину не липнет

Пока звезды Голливуда с тревогой перечитывают материалы о себе в светских хрониках, волнуясь о том, не появились ли пятна на их белой репутации, Квентин Тарантино пьет коктейль. Пусть о рецензиях волнуется тот, кто заявлял, что делает высокое искусство, а теперь боится, что не все сочтут его продукт таковым. Квентин говорил, что он хочет — делает, не хочет — не делает, ему смешно — отлично, кому не нравится — ну слава богу. Он не обещал, что переплюнет «Криминальное чтиво», он обещал показать, как увидел историю нескольких людей, которая произошла «Однажды в Голливуде».

Будем проще, и к нам потянутся люди. Будем быть, а не казаться, и к нам потянутся люди. А кейсы, они не в учебниках, а всюду.